Чер 092011
 

РЕЗУЛЬТАТЫ  МОНИТОРИНГА

готовности власти к выполнению Закона «О доступе к публичной информации»

(Луганское отделение КИУ)

ОЧЕРК ЗАКОНА ДЛЯ МОНИТОРИНГА

Закон «О доступе к публичной информации» принят 13.01.2011 года, вступил в действие 9 мая 2011 года. Проект разработан группой представителей общественных организаций в 2008 году, внесен депутатом Андреем Шевченко 11.07.2008 года. Является важнейшим для третьего сектора законом, принятым в этом году.

Чего в этом законе нет

Мы считаем необходимым определиться, чего в этом законе на самом деле нет.

1. В соответствии с частью первой статьи второй закона, целями его являются:

– обеспечение прозрачности и открытости субъектов властных полномочий;

– создание механизмов реализации права каждого на доступ к публичной информации.

И это все. Среди целей этого закона нет таких целей, как:

– обеспечение участия граждан в принятии решений;

– обеспечение надлежащего реагирования на жалобы и предложения граждан;

– привлечение к ответственности коррумпированных чиновников;

– и др. в целом нужных для общества целей, для достижения которых надо использовать другие, а не этот нормативный акт.

2. В соответствии с частью первой статьи 1 Закона публичная информация – это отображенная и задокументированная любыми средствами и на любых носителях информация, которая была получена или создана в процессе выполнения субъектами властных полномочий своих обязанностей, предусмотренных действующим законодательством, или которая находится во владении субъектов властных полномочий, других распорядителей публичной информации.

То есть закон предусматривает доступ к информации, которая уже получена или создана, и вовсе не обязывает распорядителя информации специально создавать ее в связи с поступлением запроса. А потому если на запрос типа: «Сколько голубей кормится на улицах Луганска?» будет получен ответ, что запрошенная информация у распорядителя информации отсутствует, это не будет нарушением Закона.

Кроме того, запрашиваемая информация должна содержаться на каком-либо материальном носителе, причем к таким источникам голова чиновника не относится.

Увы, часто конфликты, связанные с непредоставлением публичной информации гражданам или общественным организациям, возникают из-за того, что запросы не отвечают букве статей 1 и 2 Закона.

Что в этом законе есть:

Закон существенно улучшает доступ к публичной информации за счет следующего:

1. Дается исчерпывающий перечень (статьи 6-10) видов публичной информации, доступ к которой ограничен, а вся остальная публичная информация, в соответствии с частью второй статьи 1 Закона, должна публиковаться и предоставляться по запросам. По отдельным случаям ограничения доступа к публичной информации в будущем будут юридические споры, но в частях пятой-шестой статьи 6 Закона законодатель уже учел и исключил некоторые ранее часто имевшие место случаи ограничения доступа к информации.

2. Определяются организационно-технологические средства (статьи 14-18), которые обязаны внедрить распорядители информации для улучшения доступа к публичной информации.

3. Определяются (статьи 19-22) порядок подачи и удовлетворении запросов на информацию (активный доступ к информации).

4. Определяются порядок обжалования и ответственность за нарушения права доступа к публичной информации.

Что надо мониторить?

Закон «О доступе к публичной информации» является чрезвычайно важным для третьего сектора, поскольку такая информация является одним из основных ресурсов для его деятельности. По нашему мнению, третий сектор должен мониторить на местном уровне реализацию всех составляющих закона «О доступе к публичной информации». А именно:

– деятельность распорядителей информации по созданию предусмотренной законом системы обеспечения доступа к публичной информации

– сомнительные факты «закрытия» публичной информации;

– опубликование публичной информации (обеспечение пассивного доступа к публичной информации);

– предоставление информации по запросам (обеспечение активного доступа к публичной информации);

– споры, связанные с непредоставлением публичной информации.

Однако на первом этапе мы считали необходимым сосредоточится на мониторинге деятельность распорядителей информации по созданию предусмотренной законом системы обеспечения доступа к публичной информации. Именно такой мониторинг позволит сегодня добиться наибольших изменений в обеспечении доступа к информации.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ МОНИТОРИНГА

Мониторинг проводился с 9 мая по 8 июня силами активистов Луганского отделения КИУ. Работа выполнялась без финансирования, на общественных началах.

 

Мониторинг выполнения статьи 15 Закона:

В соответствии со статьей 15 Закона СВП обязан публиковать на официальном сайте:

– основную информацию о распорядителе;

– нормативно-правовые акты и акты индивидуального действия (в течение не более 5 рабочих дней после принятия);

– проекты решений, подлежащих обсуждению (не позднее, чем за 20 дней до принятия);

– перечень и условия получения услуг;

– порядок составления и подачи запроса на информацию;

– информацию о системе учета, видах информации, которую сохраняет распорядитель информации;

– планы проведения и порядок дня открытых заседаний;

– расположение мест, где предоставляют необходимые формы и бланки;

– общие правила работы, правила внутреннего распорядка;

– отчеты;

– информацию о деятельности СВП.

Ключевым в этом перечне, по нашему убеждению, является публикация нормативно-правовых актов и актов индивидуального действия. Недоступность для общественности последних является одной из главных предпосылок как коррупции, так и информационного манипулирования.

По данным нашего мониторинга, все райгосадминистрации области имеют официальные сайты в домене loga.gov.ua, являясь, по сути, частью официального сайта Луганской облгосадминистрации. В силу этого все сайты РГА области имеют одинаковую структуру, которая не позволяет выполнять в полном объеме требования статьи 15 Закона. Так, из перечня видов информации, предусмотренную частью первой статьи 15 Закона, на сайтах 16 райгосадминистраций имеется только некоторая информация о самой РГА, каталог услуг и небольшое число распорядительных документов.

Подобную структуру имеет и официальный сайт Луганской облгосадминистрации, но там, после вступления Закона в силу, появилась страничка «Публичная информация», на которой размещена часть сведений, публикация которых предусмотрена по Закону. Отсутствует на сайте ОГА информация о системе учета документации, о расположении мест, где предоставляются бланки и о плане открытых заседаний.

Страничку «Публичная информация» разместила на своем официальном сайте Краснодонская РГА.

Выводы: имеющиеся в райгосадминистрациях Луганской области официальные сайты не обеспечивают выполнения статьи 15 Закона и должны быть доработаны. Тем более, что такая работа не является ресурснозатратной, и вполне могла быть сделана в течение месяца, прошедшего со дня вступления закона в силу.

Что касается публикации нормативно-правовых актов и актов индивидуального действия, то за месяц действия Закона на официальных сайтах местных органов государственной власти опубликовано: Луганская ОГА – 13 распоряжений (из 1,5 сотен принятых), Краснодонская – 11 (из примерно 50 принятых); Новоайдарская РГА – 5; Кременская РГА – 4; Старобельская и Меловская РГА – по 3; Перевальская – 1. Антрацитовская, Беловодская, Лутугинская, Марковская Новопсковская, Попаснянская, Славяносербская, Станично-Луганская и Троицкая РГА не опубликовали на своих сайтах ни одного распоряжения, принятого после вступления Закона в силу.

Выводы: нормы Закона «О доступе к публичной информации», касающиеся обязательного опубликования  нормативно-правовые акты и акты индивидуального действия, региональным и районными органами государственной власти Луганской области игнорируются.

Мониторинг выполнения статьи 16 Закона

В соответствии с пунктом 5 статьи 14 Закона распорядители информации обязаны иметь специальные структурные подразделения или назначить ответственных лиц для обеспечения доступа к информации. Это норма является важной для обеспечения активного доступа к публичной информации, поскольку персонализирует ответственность за несоблюдения норм законодательства.

По методике мониторинга, доведенной до областных организаций КИУ секретариатом ВОО КИУ, мониторщик должен был лично переговорить по телефону с лицом, ответственным за обеспечение доступа к информации.

Мониторинг начинался со звонка секретарю главы администрации. Во всех случаях, за исключением Новопскова, секретари не смогли дать номер телефон лица, ответственного за вопросы запросов на информацию, поскольку не знали, что это за функция. Во всех случаях секретари перенаправляли мониторщика в общий отдел или в отдел внутренней политики. В Новопскове телефон поднял глава РГА, который назвал телефон ответственного.

В некоторых случаях работники, на которых было указано, что они являются ответственными, говорили, что они это не знают или что не видели распоряжение. Некоторым не удалось дозвониться, отдельные были в отпуске. В большинстве случаев были назначены не ответственные лица, а ответственные отделы. В итоге удалось пообщаться с ответственными лицами только в четырех районах.

Выводы: в тех случаях, когда ответственные лица были назначены, сделано это было часто формально, для галочки; поскольку такие люди не были известны даже персоналу, непосредственно контактирующему с гражданами (секретарям глав РГА).

Вероятно, что в большинстве районов имеются распоряжения глав администраций об обеспечении реализации норм закона «О доступе к публичной информации», но в ходе мониторинга удалось собрать только 6 таких (из 18 объектов мониторинга).

Это: распоряжение главы облгосадминистрации от 05 мая 2011 року № 502,  распоряжение главы Кременской РГА от 12 мая 2011 года № 351, распоряжение главы Новоайдарской РГА от 12 мая 2011  № 196, распоряжение главы Краснодонской РГА от 17 мая 2011 р. № 277, распоряжение главы Старобельской РГА от 13 мая 2011 року № 283, распоряжение главы Первальской РГА от 20 мая 2011 г. № 194. Кроме того, имеется решение сессии Алчевского горсовета, а вот исполком алчевского горсовета подобное решение так и не принял.

Заметим, что в большинстве случаев работа с информационными запросами возлагалась не на конкретное лицо, а на уже существующий в структуре органа власти отдел или сектор: глава ОГА возложил ответственность на управление информации, глава Кременской РГА – на общий отдел, глава Перевальской РГА – на юротдел, глава Старобельской РГА – на сектор внутренней политики. В ЛОО КИУ считают, что такая практика не в полной мере соответствует норме пункта пятого статьи 14 Закона.

Выводы: в райгосадминистрациях в большинстве случаев ответственные за работу с информационными запросами лица (или ответственные подразделения) были назначены, но назначение это было формальным, и не повлекло за собой  улучшений в обеспечении  активного доступа к публичной информации.

Выполнение статьи 18 Закона

Норма предполагает создание системы учета документов, имеющихся у распорядителя публичной информации, и размещении ее на официальной сайте СВП.

Информации об выполнении этой нормы где-либо в Луганской области нет.

Выводы: статья 18 Закона в Луганской области не выполняется

Выполнение пункта четвертого статьи 14 Закона

Норма предусматривает определение специального места для  работы запрашивателей информации с документами  или их  копиями. По данным мониторинга, такое место было определено только в Перевальской РГА, где для этих целей выделен кабинет 31.

Выводы: статья 14 Закона в Луганской области в основном не выполняется

Мониторинг: задачи на завтра

ЛОО КИУ проводит свои мониторинги не для целей борьбы с властью, а чтобы менять в регионе ситуацию в сфере, по которой проводиться мониторинг, вместе с властью, независимо от ее партийности. В связи с этим мы считаем необходимым сделать в сфере реализации закона «Об доступе к публичной информации» в ближайшем будущем:

1. Наиболее критичным в Луганской области является игнорирование властями требований закона об опубликовании нормативно-правовых актов и актов индивидуального действия; без соблюдения этой нормы невозможно говорить о соблюдении закона о доступе к публичной информации. В связи с этим считаем целесообразным обратиться по этой проблеме к главе облгосадминистрации, и при отсутствии должной реакции – к Президенту.

Информационным рефреном при этом является утверждение: доступ к публичной информации в Луганской области отсутствует, поскольку для жителей является недоступными большая часть принимаемых здесь решений органов власти.

Задача третьего сектора – добиться, чтобы все нормативно-правовые акты и акты индивидуального действия на уровне административных центров публиковались на официальных сайтах.

2. На следующем этапе мониторинга мы должны собрать все распоряжения глав РГА об обеспечении реализации норм закона «О доступе к публичной информации», и опросить указанных в этих решениях ответственных лиц.

Задачей в этом направлении считаем активизацию деятельности этих лиц в направлении создания системы учета документов и размещения их на официальных сайтах.



Print Friendly, PDF & Email

  1 коментар to “Результати моніторингу готовності влади до виконання Закону “Про доступ до публічної інформації””

  1. Безперечно, що закон “Про доступ до публічної інформації” – дієвий механізм впливу на владу.
    Але як і будь-який закон він потребує виконавців та керуючих (контролюючих органів). Виконавці – представники влади. Контролюючі органи – ми, громадяни та організації, що зацікавлені в прозорості роботи влади.
    Якщо закон не виконується повністю, то згідно ст.23 п.1 ми маємо право оскаржити рішення, дії чи бездіяльність розпорядників інформації
    до керівника розпорядника, вищого органу або суду. Також згідно ст. 24 маємо право на відшкодування моральної та матеріальної шкоди.